В Петербурге суд вынес редчайший оправдательный приговор: шофер Владислав Кондратьев, сбивший 2-ух выпускниц школы, одна из которых погибла, а 2-ая получила томные травмы, признан невиновным. Мама погибшей  хочет обжаловать приговор: она считает, суд не учел показания очевидцев, которые заявили о виновности водителя. Интернет-пользователи докладывали, что шофер – экс-сотрудник МВД.

Василеостровский районный суд Санкт-Петербурга вынес решение по делу Владислава Кондратьева, летом прошедшего года сбившего на Ауди A6 2-ух школьниц-выпускниц на Васильевском полуострове. Екатерина Соболева погибла на месте, ее одноклассница Вероника Соколовская получила томные травмы и была госпитализирована.

Судья читал приговор около часа.

Подсудимый Кондратьев, 32-летний работник строительной компании, приземистый, стриженый мужик в светлых джинсах и полосатой футболке, выслушал решение судьи с хладнокровным лицом.

Суд посчитал, что Кондратьев ехал с разрешенной скоростью на разрешающий сигнал светофора, а девочки перебегали дорогу на красный вне зоны перехода. Потому у водителя не было технической способности избежать ДТП, правил он не нарушал и прямых доказательств его вины по статье 264 ч. 3 УК (нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности погибель человека) нет.

«Признать Кондратьева невиновным и оправдать за отсутствием состава преступления», — постановил арбитр.

После оглашения оправдательного приговора Кондратьев и его юрист стремительно покинули здание суда, отказавшись от общения с журналистами.

На последнее заседание пришла большая группа поддержки – близкие и знакомые погибшей Екатерины Соболевой. Они все были возмущены решением суда. «То, что его оправдали — это криминально, — гласили родственники. — Его в колонию было надо выслать, а прав лишить лет на десять».

Потерпевшая Ольга Харитонова, мама погибшей Кати Соболевой, заявила «Газете.Ru», что считает приговор несправедливым и будет обжаловать его в суде высшей инстанции. Решение суда ее не изумило. «Это решение не стало для меня неожиданностью: еще месяц вспять мне намекали, что готовится оправдательный приговор, – произнесла Харитонова. — В суде я подтвердила все показания очевидцев о виновности водителя и опровергла показания обвиняемого».

В процессе процесса было опрошено огромное количество очевидцев, но их показания кардинально разнились. Основная неурядица появилась вокруг сигналов светофора на углу 17-й полосы Васильевского острова и набережной Лейтенанта Шмидта.

Одни свидетели утверждали, что ПДД нарушили девицы, другие считали виноватым водителя – типо он проехал на красноватый.

Подсудимый заявил, что ехал на разрешающий сигнал, девицы внезапно выбежали на дорогу вне зоны пешеходного перехода и он не сумел затормозить.

По воззрению мамы погибшей девченки, трибунал не учел показания очевидцев потерпевшей стороны — одноклассников женщин, заявивших, что они не нарушали ПДД и переходили дорогу в положенном месте. «У очевидцев было две версии, о чем арбитр даже не заикнулся, повел себя нахально, просто не зачитывал половину показаний», — произнесла дама.

Не считая того, мама погибшей считает, что Кондратьев превысил разрешенную скорость. «Я по образованию математик и вычислила скорость автомобиля Кондратьева во время торможения при помощи квадратных уравнений, — заявила Ольга Харитонова – Мы отыскали эксперта-баллистика, который установил, что до наезда скорость машины была более 80 км/ч (разрешенная скорость на месте ДТП – 60 км/ч. — «Газета.Ru»). Но трибунал отказался приобщать эту экспертизу к делу».

Гособвинитель отказалась от общения с прессой. Разумеется, прокуратура обжалует решение судьи Ковина, так как на прениях прокурор востребовала приговорить Кондратьева к двум годам колонии-поселения, лишить прав на три года и компенсировать вред потерпевшим.
«Кондратьев показал криминальную невнимательность к окружающим, безответственное отношение к участникам движения, вовремя не принял меры по понижению скорости автомобиля, а прирастил скорость до 73 км/ч (из материалов следствия)», — заявила прокурор.

Обычно, обвинение в схожих инцидентах опирается на пункт 10.1 ПДД, согласно которому шофер должен быть всегда максимально внимательным за рулем, потому что управляет средством завышенной угрозы. Конкретно этот пункт становится роковым для обвиняемого, но не в данном случае.

Необходимо отметить, что оправдательные приговоры — большая уникальность в русской судебной системе.

Кондратьев категорически отказался признать вину. Ранее он согласился заплатить маме погибшей 213 000. Но отказался компенсировать моральный  в 1 млн рублей.

Когда подсудимому предоставили последнее слово, он заявил, что в катастрофы повинны девицы, внезапно выбежавшие из-за припаркованного автомобиля и перебегавшие дорогу на «красный».

По его словам, он двигался по набережной Лейтенанта Шмидта в сторону Горного института со скоростью менее 60 км/ч. Подъезжая к перекрестку, увидел зеленоватый сигнал. Когда проезжал перекресток, зеленоватый сигнал сменился на желтоватый. Приблизительно в 6 метрах от пешеходного перехода стояли две девицы. Внезапно они резко побежали, взявшись за руки. Затормозить Кондратьев не успел.

Катастрофа случилась 21 июня 2012 года, около 17.30. Кондратьев ехал на собственной Ауди А6 по набережной Лейтенанта Шмидта. Наезд на 2-ух выпускниц он сделал на углу 17-й полосы Васильевского острова, в зоне регулируемого пешеходного перехода. Девицы в наряженных платьицах торопились на выпускной бал, который начинался через полчаса в кафе на набережной. Выжившая после ДТП Вероника Соколовская потом отказалась от претензий к обвиняемому: было заключено соглашение сторон, подробности которого не раскрываются. Единственной потерпевшей осталась мама погибшей Екатерины Соболевой.

Инцидент вызвал широкий публичный резонанс в городке. В соц сетях появились группы в поддержку близких погибшей девченки. Многие интернет-пользователи докладывали, что шофер Кондратьев – экс-сотрудник МВД. «Показания свидетелей, как это всегда бывает, в неких вещах расползались, — пишет один из юзеров. — Защита бывшего сотрудника МВД, обвиняемого в наезде, этим отлично воспользовалась, и итог вылился в оправдательный вердикт. Обвинение просто не сумело обосновать, что он ехал на красный».